Не так давно основатель бренда Arny Praht, Владислав, дал интервью сайту Geometria.ru, в котором рассказал о бренде, участие на неделе моды и планах на будущее.

Влад вместе с нашим пиар-специалистом Ренатой рассказали, почему люди идут в масс-маркет, как государство поддерживает начинающих дизайнеров и сколько стоит участие на российских неделях моды.

 

Полное интервью:

Влад Прахт — создатель бренда Arny Praht, его коллекция с успехом дебютировала на SPBFW и не оставила равнодушными петербургских фэшионистов. Удивительное явление, когда в одном человеке умещается творец с удивительной силой воображения, душевный собеседник и уверенный предприниматель. Вместе с Владом и его пиар-специалистом Ренатой мы обсудили, почему люди идут в масс-маркет, как государство поддерживает начинающих дизайнеров и сколько стоит участие на российских неделях моды.

Бренд под твоей фамилией, но как я поняла, ты не дизайнер?

Влад: Я больше не как дизайнер работаю, а как креативный директор, основатель бренда. Мой конек — выстраивать процессы, развивать запланированную концепцию и подтягивать нужных людей. Я сделал всю компанию с нуля. В команде у меня два дизайнера — Дарья Кузьмина и Александра Заикина. У нас есть разделение – одна делает одежду, другая — сумки. Очень сложно найти универсального дизайнера, обычно такие люди распыляются и в результате ничего хорошо не делают. Я, кстати, по образованию далеко не дизайнер, а инженер компьютерных систем.

Не удивляюсь уже этому, знаю дизайнеров и медиков, и политиков по образованию.

Влад: и как у них дела продвигаются?

У Диора все было хорошо (смеюсь). Но если приземленно, то на днях девушка с медицинским образованием открыла свой шоурум тоже в Луг look, где и у тебя магазин. Правда цены пока держит в секрете.

Влад: Потому что сама не знает, сколько они стоят. Называть первые цены — очень большая ответственность. Ты выбираешь сегмент, в котором будешь работать, если впоследствии поменяешь ценовую политику, пострадаешь и ты, и твои постоянные клиенты.

Почему Arny Praht, а не Vlad Praht?

Влад: Весь бренд — отчасти семейный бизнес. Хотелось придумать название, производное от семейной фамилии, а Arny — это имя близкого родственника.

Прахт — звучит как немецкий мат, но запоминается легко.

Влад: Да, это немецкая фамилия, но не мат (смеется).

После участия на Неделе моды большие перспективы у дизайнеров? Драки в очередях к шоуруму, звонки, приглашения?

Влад: Нас, вроде как, единственных пригласили участвовать на Неделе моды в Хельсинки, которая стартует через месяц. Мы, конечно, согласились.

Рената: А как с продажами в Финляндии обстоят дела? Многие дизайнеры ушли с европейского рынка из-за политической ситуации и санкций.

Влад: Вообще я знаю, что у нас есть сложности в продажах товаров отечественного производства в Европе из-за высоких таможенных пошлин.

У Терехова все нормально. У него по всему миру бутики.

Влад: а производство у него где?

В России.

Влад: ну это просто другой масштаб.

Европейский рынок хочешь покорить?

Влад: Конечно, но пока необходимо увереннее ощущать себя на российском рынке. Тут мы лучше чувствуем тенденции и угадываем потребности людей. В будущем обязательно откроем окно в Европу.

Почему у бренда такой хипстерский треугольник?

Рената: масонский (смеется).

Влад: Почему хипстерский? почему масонский? Кто-то видит треугольник, кто-то пирамиду. Пирамида, во-первых, это хороший символ в принципе. Он имеет позитивный посыл — стремление к самосовершенствованию, развитию. Это запоминающийся символ, и он достаточно распространен в нашем окружении, поэтому выбрали его.

Почему ты не ставишь лейбл или свою фамилию на сумках?

Влад: Вообще он стоит на передней части, либо под клапаном (закрывающейся крышкой). Форма у сумок очень узнаваемая, поэтому неважно, где находится логотип – внутри или снаружи. Кому надо, тот знает.

Интересно, на Авроре всем показы ставит Луковский. А на вашем шоу, кто женщину выпустил танцевать? Чья идея?

Влад: Идея целиком и полностью принадлежит нам, сценарий прописан тоже нами. Со стороны spbfw помогали только ставить моделей и по очередности их выводить. Но вся визуализация, музыка, танец — наша заслуга.

Почему танец?

Влад: Показ — это скучное и монотонное мероприятие, в котором запоминаются какие-то образы. Хотелось разбавить атмосферу и увеличить время показа, потому что, как правило, у гостей дорога до мероприятия занимает в три или четыре раза больше, чем длится сам показ. Мы хотели, чтобы именно наша подиумная программа был длиннее, насыщеннее и всем запомнилась.

Как получилось, что при успешном бизнесе, судя по статье из «Делового Петербурга», одевая официанток, ты стал одевать уже всех девушек?

Влад: Все последовательно. Сначала ты просто занимаешься производством с понятными тебе изделиями, потом этот опыт производственника используешь в более перспективной отрасли. С модой у нас проблемы. Даже не только с модой, у нас во всех сферах достаточно пусто, нет сильной конкуренции. Дизайнер, заканчивая соответствующий факультет, пытается создать свою марку и сразу с нуля все хотят делать сами. А мне легче, у меня уже есть опыт.

Как правило, молодые дизайнеры идут на стажировку в модные дома.

Рената: Кстати, многие придумывают эти легенды, будто бы они у кого-то обучались. Например, об Osome2some пишут, что они проходили обучение и стажировку в Лондоне, у конструктора Al. McQueen. Просто престижно проходить обучение у именитых дизайнеров, хотя по факту ты можешь и не получить там никаких знаний.

Почему такая демократичная ценовая категория? Обычно заходишь в шоурумы отечественных дизайнеров, а там носок за 10 тысяч.

Влад: Средняя цена сумки у нас чуть меньше четырех тысяч. На мой взгляд, вполне адекватная цена для такого аксессуара. Материалы для сумок мы закупаем в Китае, для платьев мы выбрали ткани из Италии.

И цены на платья соответственно будут дороже?

Влад: Вот именно, что нет. Мы не можем делать дороже, т.к. мы работаем в нашем сегменте.

Почему тогда дизайнеры на изделия из такой же итальянской ткани ставят баснословные цены?

Влад: Скорее всего дизайнеры либо шьют сами, либо очень маленькими партиями, но у нас есть производство и выстроены процессы, поэтому за счет такой цены мы сейчас сильно востребованы.

Почему ты решил делать производство в России?

Влад: В Китае можно делать все качественно и недорого, только если за этим следить. Так как у нас магазины в России, клиенты в России, продажи в России и мы 100% времени проводим здесь, то следить за работой в Китае физически не можем. Андрей Кравцов (создатель марки SH’U — Прим. Ред.) уже практически живет в Китае, приезжает сюда всего на неделю и потом уезжает опять туда. В таком формате можно иметь производство в Китае. У азиатов еще другое телосложение. Если отшивать будут там, велика вероятность, что без контроля твой заказ придет других размеров. Я как-то хотел купить в Китае одежду XL, но она на меня не налезла. Еще много нюансов с транспортировкой. Например, они могут перестараться, очень сильно упаковать продукцию, и она придет сильно помятая, деформированная. Риски большие, но также много и плюсов, например, так дешевле и больше выбора материалов.

У вас коллекция прет-а-порте будет?

Влад: В ту коллекцию, которую мы продемонстрировали на spbfw, мы внесем ряд небольших корректировок, которые внешне не будут заметны, — вся эта коллекция будет прет-а-порте.

Как ты попал на эту неделю моды?

Влад: Мы подавали заявку на spbfw еще в прошлом сезоне и на тот момент не планировали делать одежду, только аксессуары. Нам сказали, что мы им, конечно, очень сильно нравимся, но принять участие сможем, только если запартнеримся с каким-нибудь брендом и сделаем совместный показ. Наша команда такого дизайнера не нашла, спустя какое-то время одежду решили делать сами. С мая мы начали этим заниматься, а в августе увидели, что объявляется конкурс на участие в spbfw. Мы сняли то, что произвели за три месяца, и выиграли грант на участие.

Во время кризиса нет такого подъема духа у дизайнеров, как у производственников сельского хозяйства? Мол, сейчас самое время сдвинуть с рынка западника и выдвинуть свою продукцию?

Влад: Я сейчас стал наблюдать, что дизайнеров развелось очень много. Большинство быстро пропадает.

Рената: Молодые дизайнеры все думают: «wow, я дизайнер, я круто сделал, я выиграл», а потом только понимают, что эту планку надо держать постоянно и обновлять instagram каждый вечер.

Когда мы общались с Артемом Шумовым (петербургский дизайнер — Прим. Ред.), он сказал, что модой можно заниматься в абсолютно любой точке мира и неважно есть поддержка государства или нет ее, все зависит от тебя самого. Антон Галецкий (московский дизайнер — прим. Ред.) говорил обратное : «Круто везде, кроме нашей страны. Нужны огромные инвестиции, чтобы производить. Если бы я знал об этом пять лет назад, я бы вообще не сунулся»
Влад, ты как считаешь?

Влад: Начальное образование можно получить у нас, а после того, как ты поймешь, что это действительно твое, нужно совершенствоваться и ехать заграницу, набираться опыта и учиться у самых лучших. Хотя и у нас тоже можно, куча достойных дизайнеров, к которым можно пойти на стажировку.

Не хватает ли вам, как молодым дизайнерам, поддержки государства?

Влад: Мы получили грант в spbfw, а один из партнеров недели моды — это торгово-промышленная палата РФ. Соответственно там явно выделяется какой-то бюджет на это мероприятие.

Сколько стоит, кстати, выставиться на показе, если ты не выиграл грант?

Влад: На московской неделе моды счет идет на сотни тысяч рублей. Я знаю это точно. Это без учета стоимости пошива коллекции и оплаты работы моделей.

Теперь понятно, откуда эти стразами обшитые вещи на подиумах появляются. Достойнее выглядят дизайнеры, которые сами добились через конкурсы. В Петербурге, например, можно поучаствовать в конкурсе «Новые имена в дизайне».

Рената: Да ну, там маленький показик такой.

Да, но тем не менее потом из этого конкурса выходят такие как Шумов, Бондарев.

Влад: Кстати, Galeria Fashion Week недавно была. Там тоже был розыгрыш новых имен и бесплатно можно было продемонстрировать свою одежду. Тоже пиар. Однозначно точно можно развиваться в России. Главное уметь выслеживать эти возможности. Мы вот еще за многим не успеваем следить и не вписываемся в проекты. Например, в Гостином дворе.

Рената: Да, там открывается такая же площадка, как Freedom store в Галерее.
Это тоже возможность, чтобы показать свой бренд при поддержке той же промышленной торговой палаты РФ. Идея состоит в том, что в результате отбора дизайнерам предоставляют бесплатную аренду на 3 месяца.

Влад: Поэтому хочу сказать, что возможности есть. Нашего дизайнера Дашу Кузьмину после победы в конкурсе «Адмиралтейская игла» от института технологий и дизайна, пригласили на стажировку в Милан. Институт государственный, значит поддержка все-таки есть. Кто ищет, тот всегда найдет.

Кстати, я тут узнала, что ты правильным питанием увлекался, а сейчас пиццу поглощаешь.

Влад: Где ты это все находишь? (смеется)

Все на просторах интернета.

Влад: Пиццу можно, сегодня с утра тренировка была. Когда-то давно соблюдал ПП, но периодически я всегда стараюсь заниматься спортом. Сейчас хожу на бразильское джиу джитсу.

У тебя есть вершина, к которой ты стремишься?

Влад: Она все время меняется. На данный момент — произвести всю коллекцию, которую мы продемонстрировали на Неделе моды, выставить ее на продажу и посмотреть, какой будет фидбэк.

Но это не вершина. Не скромничай. Например, я точно знаю, что когда я возьму интервью у Альбер Эльбаза( креативный директор Lanvin – Прим. Ред.), то я буду уже профессионал в своей области и знать в совершенстве язык. Есть тоже конкретная цель? Может быть это показ в Милане и Ким Кардашьян на первом ряду?

Влад: Вообще, кстати, есть. В Европе много мастерских ателье. Когда создавался наш проект, то я планировал создать магазин подобный европейским мастерским, в который клиент может прийти и сам создать себе сумку.

Это как?

Влад: В магазине стоит харизматичный итальянец. Над его головой висит куча кожи. Клиент может выбрать сам модель, ручки, форму, кожу. Ты говоришь, какую сумку хочешь, мастер рисует, делает наброски. И через какое-то время клиенту создают вещь по его дизайну. У нас в России такого нет. Поэтому, когда создавался бренд планировалась, что конченый продукт будет именно такой. Хочется, чтобы мастерские были во всех городах-миллиониках нашей страны.

Почему у нас в России людям легче пойти в масс-маркет, чем в поддержку русского дизайнера в шоурумы? Как наладить эту систему?

Влад: У шоурумов слабая пиар-поддержка. Мало людей знают о магазинах, не хватает продвижения. Во-вторых, привычка. Цена не всегда одинакова.

Рената: Я работала в Freedom Store. Могу сказать, почему так происходит. Дизайнеров очень много. Физически предоставить внимание всем клиентам невозможно. Максимум, что магазин может сделать — выложить фотографию в instagram, красочно оформить витрину и все. Дальше, продаются вещи или нет, зависит от дизайнера и продавца-консультанта. Каждому дизайнеру нужен хороший пиарщик. Зачастую дизайнеры пытаются это делать сами, но неправильно выявляют аудиторию, так как не успевают охватить все. У Ульяны Сергеенко, например, есть Рената Литвинова и Фрол Буримский.

Ты доволен своей пиарщицей, Влад?

Влад: абсолютно.

Полина Соколовская


Подписывайтесь на нас в социальных сетях — ловите вдохновение и будьте в курсе акций, конкурсов, новинок!

Предыдущий пост Легендарные рюкзаки VENDI теперь в новом размере S и XS!
Новости
30.11.2015
Легендарные рюкзаки VENDI теперь в новом размере S и XS!
Друзья, у нас отличные новости! Начиная с сегодняшнего дня и на протяжении всего следующего месяца мы будем раз в неделю презентовать наши долгожданн...
Следующий пост
Новости
28.11.2015
Сумка Bunny винного цвета на Первом!
В прошлую пятницу 27 ноября сумка Bunny винного цвета стала выбором стилистов программы «Модный приговор» на Первом! Смотрите сами  ...
Письма от ARNY PRAHT
Хотите получать красочные материалы для вдохновения и первыми узнавать о новых событиях бренда?
Спасибо!

Мы рады что вы с нами


Смотреть каталог
В производстве (в том числе и нашего сайта)
мы используем самые современные и модные технолоии!

К сожалению, ваш браузер устарел и не поддерживает некоторые из них :(

Чтобы посетить сайт, используйте Google Chrome или другой современный браузер.

В избранное

Убрать из избранного